Регистрация

Подписаться на рассылку

Counters

Visits today:92
Visits yesterday: 186
This_Week278
Visits total:425453
Highest 09-13-2013 : 470

Newsarchiv

Гюнтер Лаудан о новом альбоме Gregorian и о творчестве


 

M: Всем привет! Сейчас с нами на связи Гюнтер Лаудан, и он готов ответить на несколько вопросов по телефону. Прежде всего – большое спасибо, что нашел для нас время.

G: Да, пожалуйста. Спасибо за звонок! Всегда рад пообщаться.

M: Хотелось бы начать разговор с вопроса о новом альбоме The Dark Side Of The Chant“. Как получилось, что вы снова выбрали направление тяжелого рока и готики?


G: Мне кажется, вскоре после выхода альбома “The Dark Side” всем стало ясно, что когда-нибудь стоит вернуться к этой задумке. И создать что-то наподобие. По-моему, “The Dark Side” очень способствовал формированию стиля Gregorian. Солистам очень хорошо удалось передать настроение альбома… песни этого жанра… хм, как бы лучше выразиться… в новой интерпретации…Исполненные как хоралы, они очень нравятся людям, которые, например, не слышали оригиналы “Nine Inch Nails” или других групп. И теперь они говорят: «О, надо же! Как гармонично это звучит!» и тому подобное. А еще всем нам очень понравилось выступать в рамках турне “The Dark Side”. Мы решили, что когда-нибудь надо обязательно повторить все это.

 

 

M: Понятно. А еще этот случай можно использовать, чтобы познакомить мир с творчеством немецких групп. Я имею в виду, песню Unheilig “Geboren um zu Leben”.


 

G: Вот именно.


 

M: Обложку ты, наверное, уже видел. Просто нет слов! Это ты?


 

G: (Смеется) Даже не знаю, стоит ли об этом говорить, может это «коммерческая тайна», но все монахи, изображенные на обложке, это я.

 

 

M: Ничего себе! А я всматривался в лицо и думал: «Кого-то мне оно напоминает… Это мог быть Гюнтер».


G: Да, снимки были сделаны во время одной фотосессии… Мы еще не знали, что конкретно хотим получить и пробовали, как будет смотреться то и это, какой эффект привнесут факелы и вспышки. Это было - что-то вроде теста. В любом случае мы сделали много снимков, а потом наш босс отобрал и обработал некоторые из них – и мы все сразу сказали: «Ничего себе! Вот это должно стать обложкой! И никто даже не догадается, что здесь Гюнтер».

 

M: Как ты думаешь поклонники оценят новый альбом?


 

G: Лично я считаю, что мы создали превосходный альбом. Во всех отношениях. Что касается выбора треков, то он получился достаточно тяжелым, но, думаю, не слишком. И еще я абсолютно уверен, что фэны примут его на ура.

 

 

M: Оглядываясь назад, становится очевидно, что The Dark Side” имел очень большой успех. Как ты думаешь, сможет ли новый альбом побить его рекорды?


 

G: О, тогда мне придется сравнивать и с нашим последним альбомом. Конечно, не хотелось бы, ведь там есть очень хорошие вещи. С другой стороны, все же позволю себе сделать критическое замечание. Наш предыдущий альбом сложно отнести к определенному жанру, будь то рок, классический стиль Gregorian или амбиент. В процессе работы были моменты, когда мы не могли решить, какого именно направления придерживаться, и, по-моему, это заметно.


M: Для нового альбома ты снова спродюсировал несколько песен. Расскажи, какие?


 

G: Среди них песня “My Heart Is Burning”, которую мы написали вместе с Фрэнком Петерсоном. А еще, довольно давно, во времена первого “The Dark Side”, я дал Фрэнку послушать еще один трек, называется “Dark Angel”. Это была демо-запись моего проекта “Die Gesellschaft Der Schwarzen Orchidee“. Не то чтобы настоящий студийный проект, а так, скорее для удовольствия. Проект, который позволяет мне немного поэкспериментировать. Кстати, сейчас я пишу книгу, в которой расскажу о нем и поделюсь своим опытом. Пока только начало готово… Ну так вот, Фрэнк услышал эту песню еще тогда и сказал: «Отличный номер, возьмем его в следующий “The Dark Side”. И, как оказалось, сдержал слово.

 

 

M: У тебя, наверное, уже была возможность по-настоящему вслушаться в Born To Feel Alive“, изначально написанную Unheilig. Можешь немного рассказать об этом?


 

G: Композиции Unheilig просто супер. И они нравятся не только нам, но и многим-многим другим людям. Фрэнк подумал, что было бы здорово, перевести одну из песен на английский и исполнить ее с Gregorian. Граф (солист и автор песен „Unheilig“ - прим. перев.) по-дружески поддержал нас и дал свое согласие. Признаюсь, я не был до конца уверен, что это хорошая идея, интерпретировать именно эту песню как хорал. Дело в том, что в оригинале, так, как ее поет Граф, она звучит совсем иначе.

 

 

В некоторых моментах сложно вслушаться в мелодию, он - то поет, то говорит. Тогда я спрашивал себя, как же все это будет звучать у нас, какую аранжировку подобрать для монахов. И вот я взял с собой ноты и отправился в Лондон – Фрэнк поручил мне записать эту песню, т.к. не мог сам приехать. По его просьбе я записал три песни, и мы с ребятами взялись за Born To Feel Alive“. Они спели, и мы сразу поняли - да, вот это будет настоящий хит! И детский хор в конце – самое то! Получилось, что мы не ушли далеко от оригинала, но и привнесли свое, григорианское звучание. Здорово!

 

 

M: Нам очень интересно, как все это будет звучать. Я слышал, что вы решили включить “Born To Feel Alive“ в альбом практически в последний момент. Надо было еще что-то дозаписывать в Лондоне, переделывать?


G: Да нет, мы все записали в тот раз, в Лондоне. Кажется, я прилетел в воскресенье днем, а еще накануне вечером мы сидели с Фрэнком в студии, работали над нотами, словом – готовили все необходимое. До трех часов ночи. Мы с Фрэнком – не нотисты. Нет, мы, конечно, кое-что понимаем в нотах, но вот так, свободно читать с листа не получится. Для того чтобы заниматься продюсированием, это не столь важно. Главное – чтобы был музыкальный слух и чутье.

 

Мы занимались всеми этими вещами, подготовкой к записи, и на это ушло столько усилий! Ведь наши ребята знают ноты и не дадут нам поблажек. Вот мы и засели в студии до трех часов ночи, Алекс Пфеффер помогал нам разобраться с нотами, которые мне предстояло на следующий день везти в Лондон. Времени катастрофически не хватало.

 

M: Скажи пару слов о развитии Gregorian в музыкальном плане.


G: Кажется, мы обсуждали это в прошлом интервью. Как я уже говорил, у нас за плечами много альбомов, появился богатый опыт, и стало значительно легче отбирать песни. Теперь мы просто знаем, какие композиции понравятся и подойдут ребятам, а какие им будет сложно интерпретировать; в какие песни можно вдохнуть новую жизнь, а какие не несут в себе особенного настроения. Сами солисты, после всей этой рутины, после более 150-ти записанных треков, прекрасно разбираются в этом. Можно сказать, они в теме. В результате – щелкни пальцами – и вот оно – григорианское звучание.

 

Ребята просто просматривают ноты, какое-то время прикидывают, обсуждают, затем задают первый тон и начинают петь. И вот, ты слышишь, как их голоса сливаются воедино. Потрясающе! Итак, по поводу музыкального развития Gregorian я могу с удовольствием отметить, насколько разнообразным стал наш репертуар.

 

Думаю, Фрэнк считал, что мы сильно рискуем с альбомом “The Dark Side Of The Chant”. Возможно, он думал: «А что если так мы просто отпугнем поклонников?» Но вскоре выяснилось, что мы, напротив, привлечем людей, которые обычно не слушают такую музыку. С Gregorian мы можем попробовать, пожалуй, все музыкальные стили и направления, и ознакомить с ними слушателей. Так мы расширяем наш репертуар и развиваемся как музыканты.

 

M: Представляешь, как было бы здорово, предложить свою интерпретацию произведений Бетховена, Брамса, сочинить тексты песен на эту замечательную музыку и выпустить с Gregorian альбом “Classical Chant”. Было бы просто гениально!


G: Да, идея отличная, но ты только подумай, насколько это сложно, просто кошмарно. Разве не так? Фрэнк довольно часто добавляет в репертуар Сары Брайтман фрагменты из классических произведений, но они становятся своего рода фоном для песен. Мне кажется, все, что можно было интерпретировать иначе, он уже перепробовал с Сарой. Хотя это не значит, что поиск завершен. Мы видим перед собой новые горизонты. Нужно пробовать, экспериментировать, и тогда какие-то вещи могут предстать в совершенно неожиданном свете… Мне вспоминается вот какой случай: Фрэнк пригласил меня записывать “Ave Maria” Шуберта для Рождественского альбома. У нас была запись Королевского филармонического оркестра, но я решил от нее отказаться, что-то там не понравилось. И сказал Фрэнку, что нам нужен только церковный орган и солист-сопрано. Фрэнк воскликнул: «Ты что ничего не соображаешь? Это же Королевский филармонический оркестр! Дружище, это не какая-нибудь ерунда!» И я ответил: «Конечно, я понимаю, но все равно не хочу». Позже он ко мне прислушался… И мы добавили к Королевскому филармоническому оркестру, правда, в самом конце - игру на органе и соло сопрано Юлиана Клемента. Фрэнк был в полном восторге! Он не ожидал, что так здорово получится. Видишь, если идея действительно хорошая, его можно убедить.

 

M: В этот раз Gregorian пригласили в студию известную певицу, Алану Майлс. Расскажи, в каких треках мы услышим ее голос?


 

G: Я точно знаю, что с Gregorian она спела “Sinners and Chains“, которая, к сожалению, не вошла в альбом, и еще два или три трека… Один трек мы забраковали, было совсем не то звучание. Кто-то из монахов там солировал… Думаю, один трек она точно поет, но какой именно… Сейчас мне сложно сказать. Извини.

 

 

M: Ладно. Может, мы сразу узнаем этот трек, как только диск окажется у нас в руках. Расскажи о том, как проходила запись альбома, о своих впечатлениях.


 

G: Обычно наш рабочий процесс проходит иначе. Мы встречаемся с Фрэнком, обсуждаем список песен, которые собираемся записать; каждый предлагает что-то свое. Я хотел записать кавер одной австралийской группы, но Фрэнк не поддержал меня. Однако настроение песни ему пришлось по душе, и он вдруг сказал: «А давай запишем что-нибудь такое с Gregorian! Нет, не эту песню, другую. Попробуем поймать настроение и сделать что-то свое?» Так мы и поступили.

 

 

Кроме того, у Фрэнка есть привычка – во время обсуждения он делает заметки и распределяет задания: «вот это мы должны записать обязательно, будет супер» - говорит, кто этим займется; «а вот это надо попробовать» – эта ноша обычно ложится на плечи Карстена Хойсмана и Яна-Эрика Корса. В мои обязанности входит дополнительное продюсирование. Алекс Пфеффер тоже входит в нашу команду.

 

 

Итак. Сначала мы записываем демо-версии, потом Фрэнк в них вслушивается и думает, как это может звучать у Gregorian, как лучше интерпретировать песню. В этом плане у меня есть небольшое преимущество. Я умею делать очень хорошие демо-записи. Так что заранее подбираю подходящие нам песни и настаиваю на своих вариантах. Потом мы обсуждаем и принимаем решение, какие песни записывать в Лондоне, готовим ноты и, наконец, едем в студию. Там мы встречаемся с солистами, проводим кейчек, ну знаете, подбираем нужную тональность. У всех с собой есть ноутбуки со специальной программой, и мы можем сразу послушать, что получается. Спевка длится довольно долго. Потом мы можем распределить песни и приступить к записи в рамках отдельных сессий. Одна сессия обычно длится около трех часов. За временем следит наш агент. В Англии это обычное дело. Иногда в процессе репетиций мы слушаем и понимаем, нет, стоит сделать иначе, такой быстрый мотив плохо сочетается с хором. Иногда то, что в планах должно было звучать великолепно, очень тяжело записать. То настроение получается не как задумано. То не добиться нужного звучания. А вот во время записи “Dark Angel” ребята так хорошо пели, что мы сразу поняли - это будет настоящий хит, хотя в песне всего 12 строчек… После сессий мы работаем с записанным материалом, что-то дозаписываем в других студиях. Фрэнк собирает нас и снова распределяет задания – каждому что-то свое. Бывает, приходится многое перезаписывать, уже в новой тональности. Наконец, мы приступаем к финальной фазе, отбираем около 20 песен и решаем, какие включить в альбом. Фрэнку всегда сложно определиться. Мы уже думали над тем, чтобы издать двойной альбом. В итоге решили, что лучше выпустить 12-13 действительно хороших песен с классными интерлюдиями, а не 30 треков-недоделок. Зачем? Просто чтобы похвастаться: «А у нас двойной альбом! И там стоОолько треков!» ? Это не моя позиция. Всегда считал, что у Gregorian на первом месте должно стоять качество.

 

 

M: Как раз хотел перейти к интерлюдиям. Я заметил, что на этот раз в них тематически обозначены фильмы ужасов.


 

G: Да… (смеется) Да, это очень характеризует наш новый “The Dark Side Of Chant”. Но не думайте, что мы просто взяли музыку из этих фильмов и исполнили ее по-новому. У нас появилась идея подарить интерлюдиям красивые названия, в соответствии с настроением альбома, чтобы было не так, как обычно - “Gregorian Interlude 1“, “Gregorian Interlude 2“ и т.д. Просто, чтобы в этот раз у них были свои имена.

 

M: За твою долгую музыкальную карьеру, наверное, можно вспомнить много потрясающих моментов. Таких, что дух захватывает. Расскажи об одном из них.


 

G: Оо… какой-нибудь жуткий момент….Так сразу сложно сказать. Ну, давай расскажу вот про какой… Бывали такие моменты, что я начинаю чувствовать внутреннюю дрожь, стоит мне только о них подумать. Если же все отлично, то приятные воспоминания остаются надолго. Обычно, когда я занимаюсь своим делом, я очень сконцентрирован и мысленно нацеливаюсь на то, что все пройдет на высшем уровне.

 

 

Так иногда я не замечаю, что действительно важный концерт уже остался позади. Вот, например, вспоминается выступление Gregorian в древнем городе Библос (Ливан) на музыкальном фестивале (Byblos Music Festival), который проходит раз в году и длится около недели. Так вот, мы с Gregorian принимали участие в этом фестивале – кажется, в 2006 году – выступали два дня подряд. Все билеты были раскуплены.

 

 

Амфитеатр считается самым древним в мире – был построен еще финикийцами. До наших дней он, конечно, не сохранился. Римляне успели построить там свою крепость. От нее сейчас осталась только одна стена, но перед ней - зона амфитеатра. Итак, публика расположилась там, где раньше были каменные скамьи. Все рассчитано приблизительно на 3.000 человек. Прямо под нами расстилается море, вид завораживающий, особенно на закате. По-моему, мы были там в августе, стояла ужасная жара.

 

 

Население Ливана делится на мусульман и христиан, но при этом они неплохо уживаются вместе. В то время, когда раздается призыв на молитву, нельзя начинать концерт. Из вежливости и уважения можно немного подождать пока они закончат. Так поступили и мы. И вдруг они зазвучали на весь город. Со всех сторон доносились молитвы. Как гулкое эхо, появившееся ниоткуда, с особенным звучанием. Мне стало не по себе. Постепенно оно начало стихать, так что вскоре мы едва могли различить его отголоски глубоко внизу, в долине. Наступила тишина. Солнце уже закатилось, город погружался во тьму. И в этой тишине ребята запели “Brothers in Arms”, прожекторы осветили зал, и началось…. Да, странная была атмосфера.

 

 

M: Да, даже сохранилась запись. Где же… кажется, в виде бонуса на одном из DVD, возможно – Кройценштайн… Материал из Ливана был не того качества, чтобы можно было выпустить целый DVD.


 

G: Верно, сюжет подготовило ливанское телевидение. Они приложили много усилий и остались довольны результатом, но, на мой взгляд, они что-то напутали с цветами. Как и на многих арабских каналах, все настолько пестрит, что глаза начинают болеть. Им самим нравится, в чем-то они стараются подражать Индии. Что тут скажешь? На наш взгляд, это смотрелось не очень хорошо, и мы говорили: «Друг, послушай, может, уберем тот красный?» и все в том же духе, но к нам не стали прислушиваться. Просто другая культура.

 

 

M: Ну а теперь давай поговорим о тебе… У тебя есть свой собственный проект - Sweet Sister Pain. Говорят, скоро выйдет новый альбом.


 

G: Да, точно, релиз состоится 22 октября при поддержке „Danse Macabre Records Label“. Пластинку решили назвать “The Seven Seas Of Blood And Honey”. Последние три месяца мы записывали треки, так сказать, параллельно с Gregorian, и получилось отлично. На прошлой неделе я получил окончательный вариант. Мастеринг нам делал Том Мейер из “Master & Servant”, он же задействован в работе над дисками Gregorian. Можно было бы что-то покритиковать, так типично для меня, но если честно, я очень доволен.

 

 

M: Есть ли места, а может, ситуации, которые тебя вдохновляют, в которых ты можешь себя творчески проявить?


 

G: (Задумывается). Хм… Я бы так не сказал… Дело в том, что я не очень-то привязан к определенным местам. Бывает, на меня находит вдохновение, и я хватаю листок бумаги и быстро записываю, пока идея не ушла. Это случается и в отеле, и в автобусе, и в ресторане, словом - где угодно… Творчески… могу проявить себя всегда, была бы под рукой гитара и настроение спеть.

 

 

Обычно я не задерживаюсь в студии надолго, не пользуюсь программами типа Drum-Loop, не слушаю какой-нибудь Groove, не пробую наложить на него мелодию, а затем на нее – текст, я делаю иначе. У меня получается единство всех элементов. Немного распеваюсь, на ум приходит несколько слов, подбираю пару аккордов, которые бы несли соответствующее настроение, пробую сыграть. Получается как-то само собой. Вот что значит для меня - быть креативным.

 

M: Ты планируешь развивать проект Sweet Sister Pain? С какими исполнителями тебе бы хотелось поработать?


 

G: Да, мы уже работаем в этом направлении. Саша Конецко из группы KMFDM (Kein Mehrheit Fuer Die Mitleid) сделал для нас отличный ремикс. А потом пригласил нас в гости, открыл нам свой мир. Мы хорошо пообщались… Однажды Саша пригласил нас выступить на разогреве у его группы, на концерте в Гамбурге. Мы согласились, но, признаться, поначалу чувствовали себя не в своей тарелке. Думали – нет, ничего не получится, мы играем совсем другую музыку, их фанаты нас не примут. А вышло совсем наоборот!

 

 

Гитарист KMFDM сказал, что наша музыка – как Инь и Ян. Все сочетается в одном, нечто медитативное и в то же время рокерское, отличная комбинация. Мы планируем как-нибудь поработать вместе.

 

 

Ну, что еще… ах, да, еще мы предложим слушателям свою версию трека “Mad World” – на новой пластинке. Чарли сочинил чудесную партию виолончели, которую можно услышать в другой версии “Mad World” – на альбоме Gregorian.

 

 
 

Думаю, группа Apocalyptica сделала бы просто великолепный кавер, очень хотел бы его послушать. Стоило бы предложить им: «Друзья солнца, может, попробуете, а?»… По-моему, они сейчас гастролируют в США, спросить не удастся, но в будущем, возможно…

 

 

M: Будем надеяться… И еще один вопрос, финальный, пожалуй. Какие цели ты перед собой ставишь на этот год?


 

G: Многие. Следующее, чем я займусь – поеду с Сарой Брайтман в Канаду, где мы будем делать пробы, репетировать с оркестром и готовиться к турне по Азии. Из Канады мы сразу поедем туда. Тур продлится целый месяц. Я наконец купил к своей камере специальный штатив, о котором давно мечтал. Теперь можно попрактиковаться и сделать много удачных снимков. Вот что касается моих ближайших планов. Затем я вернусь обратно. Диск Sweet Sister Pain выйдет в мое отсутствие. Потом отправимся с ними в турне. Скорее всего, в конце ноября, начале декабря.

 

 

В феврале начнется новое турне Gregorian в поддержку альбома. Фрэнк намекнул, что, скорее всего, нам понадобятся еще музыканты на сцене. Трех теперь маловато. Я заинтригован. Возможно, пригласим кого-нибудь поехать с нами. Посмотрим, как получится.

 

 

M: Хорошо! Итак в следующем месяце ты будешь в Японии. А значит - в турне по России с Gregorian поедет другой гитарист?


 

G: Я не могу выступать с Gregorian в России, просто пришлось отказаться от этой идеи. Задолго до того, как стали известны все детали, я подтвердил свое участие в турне Сары Брайтман. Мы даже не были уверены, состоится ли такое большое турне по России.

 

 

В прошлом году вместе с Gregorian в турне по России ездил Йорн Хейльбутт. Он знает наш репертуар, поэтому мы договорились, и никаких проблем не было. В этот раз, к сожалению, не получилось. Йорн заболел и не смог меня подменить. Согласился Майк, т.к. он уже участвовал в Рождественском турне Gregorian в 2008 году. Он и поедет.

 

 

M: Возможно, ты знаешь, кто будет играть на клавишных и ударных на концертах в России?


 

G: На ударных будет играть Мартин Хессельбах. Он уже принимал участие в наших последних шоу. В ответе за клавишные - Карстен Хойсман.

 

 

M: Здорово! Хочу поблагодарить тебя за то, что уделил нам время.


 

G: Пожалуйста. Было очень приятно, как всегда!


 

M: Может быть, в заключение, ты хочешь что-нибудь сказать нашим читателям?


 

G: Я буду очень рад, если новый альбом Gregorian понравится вам так же, как он нравится всем нам. Мы в полном восторге! Как уже было сказано, у меня не было случая послушать большинство треков в окончательных аранжировках. Но сами записи – просто супер, нечто невероятное!

 

 

Я буду по-настоящему счастлив, если фанаты так же будут окрылены нашей музыкой и оценят, сколько любви и труда вложено в этот альбом. Я очень надеюсь, что мы увидимся в будущем году в рамках расширенного турне по Европе. А еще на то, что еще долгие годы мы будем встречаться, потому что с некоторыми фанатами мы по-настоящему подружились. Во многих городах живут люди, с которыми мы встречаемся каждый год, снова и снова, мне бы этого очень не хватало. Большое-большое спасибо всем фанатам!


 

M: И тебе большое спасибо!

 


 

Интервью брал: Markus Zoellner

 

 

------------------------------------------

 

Перевод: Svetlana Goruleva

FaLang traduction system by Faboba